Автор: Евгения Ефименко

Источник: Право.Ru

В июле Арбитражный суд Московского округа решил, может ли письмо без описи доказывать соблюдение претензионного порядка и вправе ли заказчик отказаться от договора, если подрядчик закончил работы позже срока, но полностью. Также кассация разобрала дело, в котором товарищество собственников жилья за их счет отремонтировало нежилые помещения, а затем передало объекты в собственность подрядчика.

Опоздание – не конец

В деле № А40-130000/2015 суды решали, можно ли отказаться от договора подряда из-за просрочки, если работы завершены за пределами сроков. Подрядчик «АВ Строй» пытался признать недействительным односторонний отказ «Управления административными зданиями» от исполнения договора общестроительных работ по нескольким адресам в центре Москвы. Учреждение объясняло свое решение тем, что контрагент сорвал сроки выполнения работ: он должен был закончить их 27 июля 2015 года, но не успел. Суды двух инстанций заняли сторону ответчика. Их не убедили доводы «АВ Строя» о том, что 27 июля он передал заказчику документацию, а 3 сентября завершил работы и предложил их принять, но не получил ответа. Главное, по мнению судов, – это доказанный факт просрочки, который дает право отказаться от соглашения в одностороннем порядке.

Арбитражный суд Московского округа решил иначе. Договор нельзя расторгнуть по инициативе стороны, который уклоняется от своих обязанностей (оплаты и т. д.), если ее контрагент исполнил обязательство в полном объеме (пусть даже не уложился в оговоренный срок). Дело было направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Москвы, которому, помимо прочего, придется проверить доводы истца о том, что ответчик уклонялся от приемки работ.

Арендатор поневоле

«АДЛ Групп» решил взыскать с Департамента городского имущества Москвы 861 тыс. руб. арендной платы, которые он потратил, дожидаясь выкупа арендуемого помещения (дело № А40-198549/2015). Фирма имела право на заключение договора в январе 2013 года, но сделано это было лишь в августе 2014-го (арендодателя пришлось понуждать через суд – дело № А40-107645/13).

Но две инстанции решили, что это еще не повод требовать взыскания убытков, поскольку несвоевременным заключением договора нарушено право на выкуп, а не арендное право пользования. Во время судебного спора о выкупе истец продолжал занимать помещение, а значит, должен был и платить, сочли они.

С этими выводами не согласилась коллегия АС МО, которая направила дело на пересмотр. «АДЛ Групп» в результате незаконного бездействия департамента был вынужден продолжать арендовать помещение, иначе он бы нарушил условия реализации преимущественного права на его приобретение. Кроме того, если бы договор был заключен в положенный срок, компания не должна была нести расходы по оплате пользования, указала кассационная коллегия.

Что в конверте?

Общество «Стройсервис» предъявило иск к ИП Семушкиной, но АСГМ оставил его без рассмотрения (дело №А41-106719/2015). Договор между сторонами обязывал выставлять досудебную претензию, но истец не доказал, что сделал это, решила первая инстанция. По ее мнению, одних почтовых квитанций недостаточно: чтобы установить содержание отправлений, необходимы описи вложения. Мнение ответчицы по этому вопросу так и осталось неизвестно: в заседаниях она не участвовала.

9-й Арбитражный апелляционный суд согласился с этим, но АС МО направил спор для рассмотрения по существу. «Действующее законодательство, условия договора не предусматривают направление корреспонденции ценным письмом с описью вложения», – рассудила коллегия. Кроме того, ответчица не принимала участия в деле и не заявляла возражений о нарушении претензионного порядка. А значит, он соблюден, заключил АС МО.

Ремонт и расплата

Если оппоненты желают закончить спор миром, суд не может вмешиваться в их отношения, но должен проверить, не нарушают ли закон условия мирового соглашения. Так случилось в деле ООО «Эра», которое взыскивало с ТСЖ «Арбат 32» 23,8 млн руб. за ремонт 752 кв. м нежилых помещений в доме по этому адресу (дело № А40-210978/2015). Ответчик признал долг и решил рассчитаться теми же отремонтированными подвалами и антресолями, о чем стороны заключили мировое соглашение. Право собственности на объекты товарищество подтвердило регистрацией в Росреестре. Суд первой инстанции утвердил соглашение, но с этим не согласился один из владельцев нежилых помещений, компания «Хавелет Пропети». Она указала в жалобе, что товарищество отдало за долги имущество общего пользования.

Кассация согласилась с этими доводами: «Фактически ТСЖ за счет собственников многоквартирного дома отремонтировало помещения и передало их же в собственность подрядчику как плату за этот ремонт». Также АС МО обратил внимание, что в свидетельствах о праве собственности ТСЖ на помещения в качестве основания права указан протокол общего собрания собственников, которого нет в материалах дела. Суд должен был проверить, каким образом общее имущество жильцов оказалось зарегистрировано за товариществом. В деле нет доказательств и тому, что они разрешили передать помещения подрядчику. Таким образом, суд рассмотрит дело заново – с учетом положений Жилищного кодекса.

Когда нельзя остановить мгновенье

В деле № А40-29859/2016 суды разбирались, при каких условиях можно приостановить исполнение решения налоговой на время его обжалования. Этого добивался ликеро-водочный завод «Ярославский», банкрот в конкурсном производстве, которому ведомство доначислило 523 млн руб. Эта сумма превышает фонд оплаты труда и связанных с ним взносов, а значит, ее взыскание может затруднить перечисление зарплаты и текущих платежей в бюджет, настаивал заявитель. В то же время, если все-таки придется доплатить налоги, у завода найдутся средства: его дебиторская задолженность составляет 5,4 млрд – то есть превышает доначисления почти в 10 раз.

Две инстанции с этим согласились и наложили обеспечительные меры. Они дополнительно отметили, что бюджет не пострадает, – если выяснится, что налог уплачен невовремя, на него будут начислены пени. Но АС МО отменил акты нижестоящих инстанций. Свое решение он обосновал материалами банкротного дела завода, которые расходятся с его заявлениями: там указано, что дебиторская задолженность неликвидная, а имущества компании недостаточно, чтобы удовлетворить требования всех кредиторов. Обнаружив веские причины сомневаться в платежеспособности завода, АС МО отказал ему в принятии обеспечительных мер.